На главную

Приложение к сайту Все о Ружанах

Выпуск - [1] - [2] - [3] - [4] - [5] - [6] - [7] - [8] - [9] - [10] ...

 

Оглавление.
Антон Трофимович. Княжну Марию Сапегу спас местный повар
Семён Печанко. Реконструкция Ружанского дворца.
Александр Королёв. Теплоход «Ружаны» может быть продан ...

 

05.11.2008. Княжну Марию Сапегу спас местный повар.


Мария Сапега (с сыновьями) в Ружанском костеле во время мессы, 2003 г.

В 2003 году Мария Сапега приезжала в Ружаны как филантроп, чтобы присутствовать на открытии костела после завершения ремонта..

 

Княжне Марии Сапеге 98, лет и она живет в Варшаве. В 1939 году она жила в Ружанах. Тогда крестьяне чуть не убили княжну, и она уехала из Беларуси. В 2003 году Мария Сапега приезжала в Ружаны как филантроп, чтобы присутствовать на открытии костела после завершения ремонта.

 

Дочери личного повара семьи Сапег Марии Охромович 76 лет, и она живет в Ружанах. В 1939 году ее отец спас жизнь Марии Сапеге. В 2003 году Мария Охромович встретилась с Марией Сапегой, чтобы отдать забытую княжной 64 года назад фотографию ее мужа.

 

«Отец готовил с утра до ночи»

 

История двух Марий началась в 1937. В тот год сын Эвстахия Сапеги Ян Анджей вместе со своей молодой женой перебрался из родного Скиделя в усадьбу неподалеку от белорусского местечка Ружаны. Деревянный двухэтажный дом находился в окружении огромной Ружанской пущи, коей Ян Анджей Сапега и ведал. А его жена ведала домом. Она устраивала многочисленные приемы: помимо гостей к Сапегам приезжали охотники со всей Европы (в те времена пуща просто кишела живностью). И повару нередко приходилось сильно трудиться, чтобы обеспечивать хозяйские «вечеринки». Тот кухарь, что был у Сапег, не всегда справлялся со своей работой. Поэтому Эвстахий Сапега предложил молодым своего опытного повара - Яна Цыдика. Семья Яна Цыдика переехала из Скидели в деревню Клепачи, что в двух километрах от усадьбы Сапег. Младшей дочери Марии было тогда 4 года.

Ян Цыдик был на то время человеком образованным: за плечами была царская школа. Готовить он научился самостоятельно. Попал на службу к Эвстахию Сапеге, где себя зарекомендовал как очень хороший повар.

Работа у Сапег была не из легких: приходить на кухню надо было уже в 6 утра, уходить - как получится. Если прием затягивался, то приходилось ночевать там же, в домике для прислуги. Выходных у Яна Цыдика никогда не было. Как и отпуска. Но за тяжелую работу Сапеги платили щедро: в месяц повар получал 100 злотых. В 1939 году в Ружанах пуд зерна стоил 2 злотых, килограмм сахара - 1 злотый. А за корову давали 80 злотых. К тому же Сапеги оплачивали аренду дома, где жила семья Цыдиков (10 злотых в месяц), давали бесплатно молоко и дрова.

 

«Богатство Сапег в глаза не бросалось»

 

Усадьба Сапег представляла собой просторный двухэтажный деревянный дом в 14 комнат. Ограда вокруг дома изнутри была обсажена кустами акации. Напротив парадного входа - большая круглая клумба с желтой песочной дорожкой вокруг. По этой дорожке маленькая Мария Цыдик, когда приходила с отцом, иногда каталась на велосипеде вместе со старшим сыном Сапег Янеком. Кроме дома на территории усадьбы были кое-какие хозяйственные постройки и ледовня. В нее зимой свозили лед, чтобы летом там можно было держать. Дом, по воспоминаниям Марии Цыдик, был обставлен со вкусом, но очень скромно. «Если у нас люди были богатые - то это сразу было видно. А у них в доме богатство в глаза не бросалось», - говорит Мария Охромович.

Стены некоторых комнат были увешаны всевозможными чучелами оленей и диких кабанов. А на полу лежали выделанные шкуры медведей. Скорее всего, это были личные трофеи Яна Анджея и Марии, которые были завзятыми охотниками.

Отличала жилье Сапег от остальных домов того времени большая ванная комната с белой чугунной ванной. Она была предназначена лишь для хозяев дома. Но когда семья в полном составе покидала имение, работники могли поочередно купались в панской ванной.

 

Панские капризы

 

Повар Ян прекрасно ладил с хозяевами. И те всячески его поощряли: если вечер особо удавался, Яну вручали дополнительно 10 злотых. На день рождения и Новый год он всегда получал подарки: то 40 злотых, то шарф или шляпу. Особенно он любил шляпы, которые постоянно носил.

«Местные же, - говорит Мария Охромович, - были обозленными на Сапег. Тогда ведь богатых никто не любил». Именно их винили во всех бедах крестьян. Хотя Сапеги относились к ним по-человечески. Кроме постоянных работников - лакей, повар, нянька, огородник, горничная, шофер и прислуга - Сапеги часто нанимали местных на сезонные работы. И крестьяне всегда могли подзаработать у панов: колоть дрова, пасти коров, на посадках леса или еще что-нибудь по хозяйству подсобить. За работу Сапеги всегда платили крестьянам хорошие деньги. Мария Ивановна не может припомнить, сколько они обычно платили наемным рабочим, но то, что выплата проходила каждую субботу, без задержек и недоплат, она точно помнит.

А еще Мария Сапега организовала в местечке школу, где учила женщин «мастерству ведения домашнего хозяйства».

Что же до отца Марии Ивановны, то он свою работу очень ценил. Но «панские капризы» иногда выводили его из равновесия. «Отца очень сильно раздражали нелепые прихоти хозяев. Особенно, когда хозяйка меняла меню, в то время как уже было приготовлено блюдо, которое она заказывала ранее, - рассказывает Мария Охромович. - Из-за этого отец сильно нервничал». Также Яна Цыдика изнуряли расспросы насчет того, куда ушли те или иные продукты, ибо пани Мария всегда самостоятельно их покупала и строго следила, чтобы чего лишнего не было истрачено. Ну а продукты, кстати, в своем большинстве были собственными: на полях и огородах выращивали все овощи, мясо было от лесного зверья и дичи, пять коров удовлетворяли потребности в молоке. А вот кофе и почему-то сливочное масло Мария Сапега заказывала из-за границы.

 

Спасение Сапег

 

В 2003 году Мария Охромович в костеле, на левой от алтаря «паньской лаве», где до войны всегда сидели Сапеги, увидела Марию Сапегу. «Прошло больше 60 лет, но я с первого взгляда поняла, что это пани Мария», - говорит Мария Ивановна. Тогда Мария Сапега впервые после 1939 года приехала в Ружаны на открытие костела после реставрации. Именно благодаря ей Министерство культуры Польши выделило средства на реставрацию костела 17 века.

- Я тогда передала ей фотографии, который мой брат нашел в ее разворованном доме. Это фотографии ее мужа в военной форме, старшего сына Янека и моего отца. Я не говорила ей, что на фотографии отец. Но Мария Сапега сказала, взяв в руки фотографию: «Вот этот человек спас мне жизнь».

На самом деле, именно благодаря Яну Цыдику Мария Сапега осталась в свое время в живых. Ведь после того, как в Западную Беларусь вступили войска Красной Армии, бывшие работники вооружились против своих работодателей. Осенью 1939 года мужа Сапеги, офицера-летчика, мобилизовали. И она осталась в усадьбе одна с детьми. В Западной Беларуси полным ходом шло установление Советской власти, и представителям княжеского рода следовало покинуть страну. Но Мария Сапега все медлила. Были сложены вещи, родственники по телефону настойчиво упрашивали поскорее выехать, а Мария все не могла собраться. «Тогда мой отец просто накричал на нее, усадил в машину и наказал, чтобы изнутри все обложились подушками, от пуль», - рассказывает Мария Охромович. В тот день Мария Сапега вместе с детьми, водителем и нянькой выехала из своей усадьбы в последний раз. По дороге по машине начали стрелять крестьяне. Водитель отказался ехать дальше. Тогда Мария села на его место и повела автомобиль. Пулями в автомобиле пробило передние колеса. Но Мария Сапега доехала до Слонима, а оттуда добралась до пока еще не завоеванной Литвы.

На этом и заканчивается белорусская часть жизни наследников известного белорусского рода.

Текст и фотографии Антона Трофимовича, 
АИФ №45 от 05 ноября 2008 00:05:25

   
 


Фото 1.


Фото 2.


Фото 3.


Фото 4.

15.11.2008. Реконструкция Ружанского дворца.

С августа этого года ведутся реставрационные работы в ружанском дворце Сапег. Ружанский дворец Сапег, закладзены в начале XVII ст., дождался все же внимания со стороны реставраторов. Это, пожалуй, первые реставрационные работы за годы независимости страны.

Еще в 2004 году Ружанский дворец в числе 26 памятников историко-культурного наследия, был включен в областную программу развития туристической отрасли. И не удивительно. Дворец в стиле позднего барокко с элементами классицизма, белорусский Версаль, как его еще называют, находится на чрезвычайно популярном маршруте Брест — Пружаны — Ружаны — Косово.

В первую очередь специалисты «Берасьцерэстаўрацыя» планируют восстановить главную "браму" и флигели, к ней примыкающие. Тут планируется создать музей и другие объекты туристической инфраструктуры.

Дворец Сапег сильно пострадал в годы І Мировой войны. До наших дней остались главный и восточный корпусы дворца, аркады, главная брама и боковые флигели. В советские временя начали было восстанавливать главную браму, но после распада СССР работы прекратились. Эта кладка из красного кирпича начинает потихоньку рассыпаться.


Фото 5.


Фото 6.


Фото 7.


Фото 8.

С августа этого года реставрационные работы в ружанском дворце возобновлены. Как свидетельствует вывеска у главной брамы, проект реализуется при финансовой поддержке Евросоюза в рамках программы добрососедства. Одна деталь на этой вывеске оставляет неприятное впечатление: название нашей страны по-английски — Byelorussia — попахивает «совком».

Тем временем, в конце лета студенты Брестского государственного университета имени Александра Пушкина провели археологические раскопки возле восточного флигеля. Под руководством «Берасьцерэстаўрацыя», темпы и объем реставрационных работ будут зависеть от финансирования. Пока что оно, судя по всему, достаточно слабое. Во всяком случае активности, подобной работам в Несвиже, пока не наблюдается. Может это и к лучшему.

Оригинальные подписи автора к фотографиям:
Фото 2. Тут будет музей.
Фото 5. В первую очередь планируется реставрировать браму и флигели.
Фото 6. Европа нам поможет.
Фото 7. Следы советской реставрации.
Фото 9. Аркада.
Фото 11. Тут когда-то был театр.

Текст и фотографии Семёна Печанко,
 «Наша Ніва»


Фото 9.


Фото 10.

 


Фото 11.

   
 

01.01.2009. Теплоход «Ружаны» может быть продан ...

ИЗМАИЛ, 1 февраля. Старый флот тянет Украинское Дунайское пароходство на дно. Он связывает руки государственной судоходной компании, выжимает из нее все соки. В таких выражениях, передает корреспондент УКРИНФОРМа, характеризовал создавшуюся ситуацию на встрече с представителями плавсостава и.о. председателя правления - президента ОАО "УДП" Вадим Сухоненко. Поскольку перепечатка информационных сообщений Укринформ запрещена, исходное сообщение Натальи Ожеговой можно прочесть здесь. Мы же приведем отдельные фрагменты и легкий комментарий.

Пока еще не продали... Не сложилось... По данным УДП (Украинское Дунайское пароходство) 2008 год принес пароходству 24,7 млн грн убытков! Наибольшие убытки при этом, как сообщают статистические данные, приведенные УДП связаны с эксплуатацией группе из шесть судов типа "Росток" и теплоход "Янка Купала". Напомню, что именно к типу "Росток" принадлежит и сухогруз "Ружаны". Как отмечает В.Сухоненко, "мы со своим старым флотом оказываемся на обочине. Грузовладелец отдает предпочтение современным судам - более экономичным и эффективным в эксплуатации. На море мы не соперники." Судам типа "Росток" "давно место в электроплавильных печах", они не приносят пароходству прибыль, но требуют немалых средств на свое содержание.

Пароходство собиралось продать эти суда еще в прошлом, 2008 году, однако в августе была остановлена продажа одного пассажирского и четырех морских судов, а также 246 контейнеров. Но вот, конце 2008 года, пароходство вновь пытается согласовать продажу судов "Рышканы", "Ружаны", "Дунай" и "Юнга". Не исключено, что эти суда могут быть проданы и на металлолом... И уж во всяком случае, если даже судно и будет использовано новым владельцем по основному назначению, оно почти наверняка утратит свое имя!

Статью о теплоходе "Ружаны" см. на нашем сайте.

Александр Королёв,
по материалам украинской прессы.

   

Выпуск - [1] - [2] - [3] - [4] - [5] - [6] - [7] - [8] - [9] - [10] ...

Вернуться к оглавлению...

Яндекс.Метрика